Как слово наше отзовется: какие тексты стоит читать школьникам?

В Татарстане усилят контроль над содержанием олимпиадных заданий, сообщают СМИ. Поводом стал рассказ Алексея Слаповского «Скрипка Страдивари», в котором встречаются «бранные» слова – это произведение включили в школьный этап всероссийской олимпиады по литературе. Ситуацию прокомментировал доцент Санкт-Петербургского университета, доктор филологических наук Дмитрий Руднев.

В рамках школьного этапа олимпиады в Татарстане десятиклассники выполняли задания по рассказу «Скрипка Страдивари», в котором встречаются словосочетания «мудильник ты стоеросовый», «козлище вонючее» и другие. После жалоб родителей на ситуацию отреагировали в Республиканском олимпиадном центре Минобрнауки, сообщает ИА «Татар-Информ». Эта организация утверждает задания школьного этапа, а затем направляет их в муниципальные отделы образования для передачи в школы. По словам директора Республиканского олимпиадного центра Гульнары Исламовой, задания для школьного этапа всероссийской олимпиады по литературе разрабатывал опытный учитель русского языка и литературы.

О том, какую литературу стоит читать школьникам и какими критериями должны руководствоваться разработчики олимпиадных заданий, рассказал доцент Санкт-Петербургского университета, доктор филологических наук Дмитрий Руднев.

– Дмитрий Владимирович, является ли  словосочетания «мудильник ты стоеросовый», «козлище вонючее» и другие, встречающиеся в рассказе «Скрипка Страдивари», недопустимыми для прочтения десятиклассниками?

– Вопрос о том, что является матом, имеет дискуссионный характер. Ядром обсценной лексики (мата) являются четыре слова, обозначающие мужские и женские гениталии, половой акт и женщину «с пониженной социальной ответственностью», а также их многочисленные производные.

Слова мудило(а) и мудак относятся к обсценной лексике не всеми лингвистами. Например, В. М. Мокиенко относит их к обсценизмам. Однако даже если приведенные в рассказе слова А. И. Слаповского не относятся к обсценной лексики и являются лишь жаргонно-просторечными, этого достаточно, чтобы не включать рассказ в качестве школьного чтения.

В данном случае главная проблема не в том, что школьники не знают этих слов или что эти слова не употребляются в художественной или повседневной речи, а в том, школа является общественной сферой и процесс преподавания предполагает использование элементов официальной речи. Предлагая школьникам такие образцы речи (к тому же официально одобренные для использования в школе, а значит, являющиеся образцом для подражания), образовательные учреждения, во-первых, разрушают культуру русской речи (хотя призваны к обучению школьников именно литературному языку). Кроме того, следует иметь в виду, что одной из функций жаргонно-просторечной и особенно обсценной лексики является выражение агрессии. Словесная агрессия может далее перейти в более серьезные формы. Во-вторых, образовательные учреждения нарушают права ребенка. В обычной ситуации ребенок, услышав или увидев такие слова, возможно, не стал бы разговаривать или читать дальше, но в ситуации олимпиады его обязывают к этому.

На Ваш взгляд, случай в Татарстане требует усиления контроля над содержанием олимпиадных заданий?

– Я полагаю, что ситуация в Татарстане не требует принятия каких-то дополнительных мер официального контроля. Скорее, она является следствием их избыточности: избыток официального контроля вытесняет нормальный человеческий контроль.  Наличие визы Рособрнадзора у хрестоматии привел к тому, что люди сняли с себя ответственность за содержание текстов олимпиады.

Какими критериями руководствуются эксперты при составлении олимпиад и конкурсов для школьников?

– При составлении заданий должны учитываться (и учитываются) разнообразные критерии: задания должны выявлять, с одной стороны, эрудицию школьников, с другой – умение мыслить нестандартно. Вместе с тем предлагаемые задания не должны нарушать требования соблюдать нормы русского литературного языка. В отношении заданий по русскому языку эти требования легче соблюсти, чем в отношении заданий по литературе. Литературное произведение часто включает разнообразную нелитературную лексику – диалектную, просторечную, жаргонную, архаизмы, окказионализмы и т. д. Язык художественной литературы, с одной стороны, уже литературного языка, выступая в качестве одного из функциональных стилей, с другой – шире, так как текст художественного произведения может включать и нелитературные слова. Последнее обстоятельство нужно иметь в виду при отборе текста для его использования в учебных целях.

Часто ли родители и сами школьники недовольны текстами, с которыми сталкиваются во время обучения?

– Если говорить о качестве учебных текстов и текстов, используемых в преподавании, то недовольство родителей и учеников время от времени проявляется. Раздражение родителей вызывают как ошибки в учебниках – фактические и языковые, так и косноязычие учебников. Современным родителем вообще приходится гораздо больше читать учебники своих детей, так как из-за низкого качества их составления школьники зачастую не могут самостоятельно (а иногда даже с помощью родителей) понять написанное в них.

В студенческую пору я сталкивался с ситуацией, когда некоторые студентки не хотели читать отдельные произведения современной литературы (например, Владимира Сорокина), входивших в обязательный минимум чтения по некоторым курсам истории литературы, из-за наличия в них сцен насилия, сексуальных сцен или обсценной лексики.

Необходимо ли следить родителям и учителям за тем, что школьники читают в свободное от учебы время?

– Я думаю, что в этом случае более правильным было бы использовать глагол «интересоваться». Родители и отчасти учителя должны интересоваться тем, что читают дети, так как печатный текст является одним из источников формирования личности.

Следить за чтением всех детей вряд ли следует, так как это означает активное вторжение в сферу ребенка и ее подавление. Для учителей следить за чтением школьников в свободное время и тем более его контролировать не представляется возможным, да и не нужно. Тем не менее активное внимание к чтению ребенка необходимо в том случае, если в его поведении начинают проявляться отклонения.