«Я вас не понимаю». Как учить детей, которые плохо говорят по-русски?

Каждый год в Россию из ближнего и дальнего зарубежья приезжает более 500 тысяч человек. Кто-то остается только на временную подработку, кто-то перебирается надолго. И это не только взрослое население, среди них есть и дети, приехавшие вместе с родителями.

В 2015 году сотрудники «Высшей школы экономики» опубликовали исследование, посвященное этническому составу школьников пяти регионов России. Так, по их данным, в Пскове, например, русский язык неродной для 8,5% школьников, в Петербурге — 6,8%, а в Московской области — 16%. Детей, которые являются носителями чужой культуры и чужого языка, называют инофонами. При этом учатся они в обычных школах на общих основаниях, отдельной программы для них нет. И если в классе появляется ребенок-инофон, образовательный процесс становится настоящим испытанием и для плохо понимающего русский ученика, и для учителя школы, которого в педагогическом вузе к такому не готовили.

«В первом классе мы с мамой, когда делали домашние задания, каждый день плакали. Я практически ничего не понимал. Мама говорила по-русски, но с письменными заданиями не могла мне помочь, знаний не хватало», — рассказывает Мушвиг Мамедзаде. Его семья переехала в Россию из Азербайджана, когда ему было 5 лет. Будучи стеснительным ребенком, первые два года он практически не выходил из дома, поэтому настоящее погружение в языковые практику для него началось только в первом классе. Проблемы с языком влекли сложности и с другими предметами. Например, как делать домашние задания по математике, если непонятны условия задачи? Впрочем, благодаря упорству и усердной работе за пару лет Мушвиг догнал своих одноклассников и стал одним из лучших в классе по диктантам и чтению. И сейчас, когда он уже получил высшее образование в России, ничто не выдает в нем человека, для которого русский — неродной язык.

Согласно исследованию, проведенному «Высшей школой экономики», дети младшего школьного возраста быстро учат язык и по успеваемости не отстают от русскоговорящих учеников. Чем позже ребёнок знакомится с языком, тем сложнее ему приходится.

В 11 лет Таня Юэ вместе с семьей переехала из Китая в Россию. Несмотря на то что ее мама — русская, языковую базу составляли лишь слова типа «привет», «пока» и «спасибо». «Самым сложным был звук «р», не могла его произносить. Сейчас плохо знаю падежи, путаю их», — делится Таня.

При обучении иностранца русскому языку необходимо учитывать особенности его родного языка, считает Валерия Панченко педагог-волонтер организации «Дети Петербурга», которая более семи лет занимается подготовкой детей-мигрантов к школе. «Таджикский язык относится к индоевропейской группе, поэтому детям проще со склонениями, изменением глаголов по числам и лицам. А у тюркских языков грамматика абсолютно не похожа на русскую, и детям приходится очень сложно», — поясняет Валерия.

При работе с учениками волонтеры центра также обращают внимание на особенности менталитета и советуют делать это и учителям в школах. Например, бывает, что мальчику из Средней Азии сложно много и тесно общаться с педагогом-женщиной, он к этому не привык, и это надо учитывать. Кого-то надо мотивировать на активную работу в классе, кого-то, наоборот, приструнить, чтобы дать возможность ответить другим.

В школах детей, для которых русский неродной, определяют в классы не по возрасту, а по уровню подготовки. Например, Тане Юэ 14 лет, но ходит она только в 6-й класс вместо 8-го. В таких случаях учителю особенно важно обратить внимание на социализацию ученика. «Если проводятся какие-то внеклассные мероприятия, типа похода или игр, можно дать ученику задание по подготовке к мероприятию, чтобы он начал общаться с одноклассниками», — рассказывает Валерия. «Настоящие сложности возникают, как только ребят-инофонов становится в классе больше одного. Они тут же теряют интерес к общению на русском. Ведь проще на родном общаться. Теперь нет ситуации, что не с кем играть, болтать», — считает Татьяна Дремова, логопед АНО «Образовательного центра «Участие».  Возникает проблема и с усвоением материала, и социализацией учеников: они замыкаются в группе своих соотечественников и не заводят новых друзей.  

Доцент, преподаватель русского языка как иностранного, Марина Алексеевна Шахматова уверена, что неважно, есть в классе инофон или нет, ориентироваться учитель обязан на всех. После того, как задан вопрос, класс должен понимать, что могут спросить кого угодно: «Сначала задаете вопрос, а потом уже говорите, что отвечает, скажем, Ахмат. Если он не знает, то кто-то из класса должен ему помочь. Так весь класс держится в тонусе».

Все преподаватели сходятся во мнении, что универсального рецепта для преподавания русского детям-инофонам не существует. Конечно, нужно учитывать специфику языка, на котором говорит такой ребенок, менталитет культурные особенности. Но каждый случай — уникален, и методы каждый педагог и каждая семья выбирают свои. Мушвиг после школы вместе с мамой писал диктанты. Она читала слова так, как они писались (не карова, а корова, например) и так он запоминал их написание. С Таней занимается репетитор, потому что спустя три года после переезда в Россию оценка девочки все еще держится на уровне «тройки». Виноват маленький словарный запас. Часто на занятиях Таня говорит: «Нет, не знаю, это слово. Что оно означает». Это могут быть и сложные абстрактные понятия («ликование», «воображение»), и более простые, например, «секретарша».

За годы преподавания русского языка как иностранного Марина Алексеевна выделила три принципа обучения, которые она сама называет «заповедями»:

  1. Необходимо знакомить не только с языком, но и с культурой страны, с ее регионоведением. Без этого, даже при идеальном знании грамматики, ему просто не о чем будет говорить.
  2. Изучаемые грамматические конструкции надо выводить в разговор, использовать их в реальных ситуациях.
  3. При обучении стараться использовать игры, чтобы сделать процесс максимально интересным.

И разумеется, нельзя отдельно указывать на то, что школьник из другой страны не знает, нельзя слишком выделять его. Это плохо сказывается и на отношениях с одноклассниками, и на мотивации в изучении языка. И, конечно, необходимо вовремя хвалить учеников, давать им стимул учить язык. Впрочем, последнее правило пригодится для всех детей.