Певец, религиовед-переводчик и бариста ― кто идет работать учителем?

Средний возраст школьного учителя в 2016 году, по данным Московской высшей школы социальных и экономических наук, составил 52 года. При этом современная жизнь требует от учителя быть на «ты» с новейшими достижениями техники. И кому как не новому поколению педагогов привносить в школу новые методы преподавания? Неудивительно, что молодых стимулируют идти работать в школу с помощью различных бонусов и выплат. Это, например, льготная ипотека и подъемные средства. Но средняя зарплата школьного учителя остается относительно невысокой: 34 921 рубля в 2017 году, в январе 2018 года ежемесячные выплаты учителям в среднем по России составили 36 265 рубля. И все же, недавние выпускники вузов работают в школах. Зачем им это надо, узнал корреспондент «Фоксфорд.Новости».

«Опыт работы с туберкулезниками и наркоманами помогает»

Александр Андреев* в свои двадцать восемь лет считается молодым преподавателем. Он сейчас работает воспитателем группы продленного  дня. Еще с детства Александр часто сидел с детьми. А в старших классах его иногда просили заменить учителя на уроках в младшей школе. Так что вопроса, в какой сфере работать, не было, нужно было только решить, где и как. Сначала он пошел работать в общественную организацию воспитателем. Работал в больницах с детьми, которые лежали там год, полтора а иногда и пять лет. В основном, это были пациенты туберкулезного и наркологического отделений. Ребята были тяжелые. «Моя главная задача была в том, чтобы занять детей», ― шутит Александр.  А по сути работа заключалась в том, чтобы дети, которые долгое время проводили в больнице, были чем-то заняты. Параллельно он получал образование в педагогическом вузе и стал представителем достаточно редкой профессии: педагог по работе с детьми с нарушением слуха. Вот только устроиться по этой специальности в России сложно. Коррекционные учреждения сокращаются, говорит Александр, соответственно, и мест меньше, и распределены они заранее. Поэтому Александр продолжил работать в больнице, пока не понял, что его настигло профессиональное выгорание, и Александр решил резко сменить деятельность. Так Александр стал бариста в одной из кофеен Петербурга. Здесь его ждали 14-ти часовой рабочий день, мытье посуды и ставка 1000 рублей за смену. Он научился хорошо готовить кофе, стал разбираться в тонкостях настройки помола и взбивания молока, но в общепите надолго не задержался: слишком тяжелые условия. От работы на ногах начала болеть спина. «К начальству у меня претензий нет. Все с самого начала там понятно было. Сам дурак», ― улыбается Александр. Главное, что он вынес из работы в общепите, это понимание, что заниматься с детьми ему нравится намного больше, чем варить кофе. И тогда он пошел работать в школу воспитателем группы продленного дня. Главная задача ― занять детей. Александр говорит, что преподавание для него ― творческий процесс: «Это очень интересно в плане того, что дети говорят, как они впитывают знания и применяют их».

Зарплата оказалась выше чем в кофейне: меньше 30-ти тысяч молодой педагог не получает. «У нас очень хороший директор, ― говорит Александр. ― Она находит возможности какие-то, чтобы была нормальная зарплата. У меня есть надбавка за то, что я молодой педагог, за замены других учителей. Если я сделаю пару фотографий со школьного мероприятия, то за это тоже будет надбавка. А в кофейне, чтобы получать 30 ― 40 тысяч рублей, надо было работать с утра до вечера каждый день».

После почти года работы в школе Александр прошел курсы переквалификации Фоксфорда, и с сентября станет классным руководителем и преподавателем русского и литературы в младшей школе. Ему дадут самый сложный класс, в котором первоклашки бьют учителей зонтиком и даже кусают их. Молодой педагог уже работал вместе с этими ребятами, когда заменял другого учителя, у него они сидят тихо и спокойно. «Я много времени трачу на то, чтобы их всех рассадить правильно. Это очень помогает. А еще есть такой простой прием, про который многие забывают: надо присесть, чтобы быть на одном уровне с ребенком. Плохо, когда он все время смотрит снизу вверх: сразу контакт теряется, да и для кровообращения это вредно. Ну и опыт работы с туберкулезниками и наркоманами помогает». Классное руководство и должность учителя русского и литературы Александр принял нехотя. Говорит, у такой должности много обязанностей, а свободы в обучении нет, да и за каждое действие надо отвечать. «Школа ― интересная вещь, но централизованность ее сильно портит. Чтобы сделать успешную работу в школе, надо быть функционером. Я так не могу». Поэтому в ближайшее время молодой педагог надеется уехать учиться за границу. Для этого надо получить грант, ведь зарплаты учителя точно не хватит, чтобы накопить на обучение. Впрочем, обучение тоже должно быть связано с педагогической деятельностью, ведь работать с детьми Александр прекращать не собирается.

«Работу в школе я рассматриваю как хобби»

Григорий, религиовед по образованию, стал учителем МХК абсолютно случайно: просто переехал в новое место, а рядом с домом была школа. Решил попробовать, а вдруг получится чему-то научить детей. И получилось, причем Григорий без ложной скромности считает, что у него к этому талант. Своими успехами и случаями, произошедшими на уроках, делится в блоге «Незаслуженный учитель России», который он ведет в Телеграмме.

При этом школа ― не основное его занятие. «На эти деньги невозможно прожить, ― рассказывает Григорий. ― Не знаю даже, есть у меня выплаты какие-то дополнительные или нет. Работу в школе я рассматриваю как хобби. А зарабатываю я даже и не дополнительными уроками, а в основном переводами текстов».

Образование, полученное в университете, пригождается в школе. «Незаслуженный учитель» не использует школьный учебник, а рассказывает интересные истории детям. «МХК, в общем-то, бесполезный предмет, к которому привязать можно все, что угодно. Например, если у нас тема «Средневековье», то я могу рассказать про разные ереси», ― делится Григорий. Больше всего в профессии молодой преподаватель любит получать отдачу от учеников: «Я и у себя в блоге это писал. Рассказываешь ты про одно из племен и их ритуалы. И на первой парте девочка, подперев рукой голову, восхищенно ахает. И ты понимаешь, что она тебя запомнит, и расскажет об этом кому-то еще. Это самое лучшее чувство на свете».

Общаясь с детьми, Григорий заметил, что они совершенно не умеют рассказывать и аргументированно спорить. «Не знаю почему, с чем это связано, но они совершенно не ценят свое мнение», ― считает учитель. Поэтому он организовал в школе дискуссионный клуб. Сначала попытался устроить все по правилам: с подсчетом очков и аргументов, но потом понял, что для школьников это чересчур. Теперь занятия проходят в таком формате: учитель задает тему разговора, немного рассуждает, а затем передает слово ученикам. Каждый должен аргументировать сначала свою позицию, а потом придумать аргументы для позиции противоположной. Правда, с появлением клуба увеличился объем бумажной работы, которую Григорий очень не любит: «Ладно, я понимаю, надо отметить, кто пришел. Но мне приходится писать, какую тему обсуждали, как обсуждали. Причем я уверен, что эти бумажки никому не нужны». По словам Григория, за год результат есть: участники дискуссионного клуба научились говорить и выступать на публике. «Если выступающий не очень опытный, то он не знает, что с руками делать. А я им объяснил жестикуляцию, у нас было целое занятие, посвященное языку жестов. Я объяснил им, что такое высокие жесты, что такое низкие жесты, как в Риме говорили», ― рассказывает Григорий. «Незаслуженный учитель» каждого  заставил прочитать речь Цицерона, причем по всем правилам выступлений. Это Григорий считает одним из своих достижений.

«Мечтала стать звездой рок-н-ролла, а работаю учительницей»

После окончания бакалавриата филологического факультета Полина Фомина решила поступить в магистратуру. При этом ей еще хотелось совмещать какую-то подработку с учебой. Долго не сомневалась: пошла преподавать русский и литературу в школу. У нее всего один класс, это девять уроков в неделю. Утром ― в университет, а днем ― преподавать. Зарплата при такой нагрузке совсем небольшая по меркам Краснодара ― около восьми тысяч рублей, но Полина рада и этому: «Я каждый раз рассчитываю на меньшую сумму и удивляюсь, что мне столько приходит». Говорит, в городе учителей любят, есть различные надбавки, можно податься на грант. Но после того, как учитель отработал три года, эти надбавки исчезают: он перестает считаться молодым специалистом. Полина пока еще не решила, что будет делать через три года работы. Пока ее планы краткосрочные. Например, создать настоящее  школьное самоуправление, с честными выборами школьного президента. «Я хочу показать детям, как в идеале должна работать демократия», ― объясняет свое желание учительница.

Работа Полине нравится, хотя признается, что поначалу было неуютно: «У меня были проблемы с социализацией, когда я училась  в школе, и было очень страшно и сложно приходить в класс, тем более, что это уже ранний подростковый возраст, на первом сборе показалось, что все они смотрят волком. Но потом я поняла, что ничего страшного в них нет».

Работу в школе молодая учительница считает замечательным шансом научить еще и себя. Если на своих парах и уроках можно что-то не выучить и тебе за это ничего не будет, то когда ты учитель, ты должен знать все. Самым сложным Полина считает  тот факт, что большинству детей неинтересно учиться. «Они просто не понимают, зачем им это надо. И как бы ты это не аргументировал, все бесполезно», ― сетует девушка. Но, конечно, есть в классе и те, кому нравится учиться, их Полина называет «лапушками» и говорит, что они ее вдохновляют.

Мама Полины тоже учитель, но несмотря на это, девушка хотела стать не педагогом,  а рок-звездой. Сочиняет песни и поет она до сих пор. А однажды на уроке, после того как рассказала про произведения Рубцова, спела песню «В горнице». У школьников этот день литература стояла шестым уроком, но они все равно остались и окружили молодую учительницу. «Я им сказала, что хотела стать звездой рок-н-ролла, а в итоге работаю учительницей. А они сказали, Полина Алексеевна, так сбылось же».

«Приходится работать еще и воспитателем»

Геннадий Степанов**  закончил факультет математики и информационных технологий. Математики на занятиях было значительно больше, чем информатики, поэтому программиста из Геннадия не получилось. Он подумал, кем его могут взять без опыта работы, и в итоге устроился учителем. Сразу же молодому педагогу дали классное руководство. «Я родителям сразу сказал, что я молодой, это мой первый класс. И что поэтому у них не получится остаться в стороне. Все нормально к этому отнеслись».

Геннадию интересно узнавать, чем живут современные школьники: «Я всегда думал, что я активным был в школе, но современные подростки меня удивили еще больше. Сразу после школы они идут домой покушать на полчаса, потом на какую-нибудь тренировку, потом к репетитору, потом еще на одну тренировку, а потом только домой делать уроки и спать. Наполненные дни у всех».

Но именно общение с учениками то, от чего молодой учитель устает сильнее всего, ведь у каждого надо спросить, как дела, каждому уделить внимания, а Геннадий много общаться не любит. Ну и, конечно, проблемы дисциплине в классе тоже мешают. «Приходится работать воспитателем. Каждый раз нужно тратить время, чтобы ученики успокоились. А я так очень не люблю, мне надо, чтобы меня слушали», ― говорит Геннадий.

Раздражает и бумажная работа. Конечно, сейчас есть система электронных дневников вместо журналов, но документов все еще много: «Нужно подписать то, подписать здесь, подписать технику безопасности. Если кого-то куда-то отправляешь, нужно по каждому написать бумажку».

На вопрос, хватает ли на жизнь, Геннадий отвечает: «Конечно, нет». Сама работа ему тоже не очень нравится. Второе занятие Геннадия ― пение, и он надеется сделать его основным. Пробовал петь вместе с учениками, но затея провалилась. «Нельзя просто выучить текст и выйти на сцену. Нужны долгие репетиции. После школы они не могут. Предлагают петь на уроках, но не буду же я тратить это время на пение. Поэтому я пока это все приостановил».

*Имя и фамилия изменены по просьбе героя

**Имя и фамилия изменены по просьбе героя