Почему родители забирают детей из школы?

Получение школьного образования — право каждого ребенка. А родители обязаны обеспечить все условия для осуществления этого права. Большинство родителей поступают просто: отдают своих детей в школы. Но это не единственный путь. Некоторых по разным причинам родители забирают из обычных школ и отдают в альтернативные школы, часто их называют «нешколы». Например, в одной Москве более пятидесяти таких учебных заведений, и их количество неуклонно растет. Есть нешколы и в Казани, Уфе, Новосибирске, Ростове-на-Дону и многих других городах России. Одной из популярных форм стало семейное образование: родители объединяются и сами учат своих детей, либо нанимают им учителей. А в 2017 году в Москве энтузиасты даже основали Ассоциацию Развития Семейного Образования (АРСО) ради поиска единомышленников и обмена опытом. Корреспондент «Фоксфорд. Новости» поговорил с вице-президентом АРСО и организатор Лиги нешкол Светланой Мазеевой, чтобы узнать, почему некоторых родителей не устраивают школы, и как в таком случае они обучают своих детей.

— В России все чаще появляются различные альтернативные школы. Получается, с образованием что-то не так?

— Со школьным образованием в России, к сожалению, уже давно все не так. Прежде всего, это устаревшие ФГОС. В началке еще можно им следовать, но потом обнаруживаешь, что все обучение сводится к запоминанию большого количества информации, которая потом никогда не пригодится. Практически все необходимое в жизни остается за бортом обучающих стандартов: развитие эмоционального интеллекта, управление финансами, умение вести успешные переговоры, самоопределение, профориентация и много чего еще.

Но даже проблемы с ФГОС – мелочи на фоне главного. Школа сейчас – опасное место. Наверное, только в армии можно угробить здоровье быстрее, чем в школе. И дело даже не в том, что большую часть дня дети сидят неподвижно, а том, что они вынуждены заниматься скучным и бессмысленным делом. Более того, они сильно перегружены, у них не остается ни радости, ни энергии жить, и все это отражается на их самочувствии. Практически норма, что отличники и хорошисты к выпускным классам имеют разные, иногда очень серьезные заболевания, впридачу к своим оценкам. Пофигистам в школе выжить легче, но их прессуют за оценки. И, конечно, растет число случаев подростковой депрессии и подросткового суицида. Мало кто задумывается о психологических причинах болезней, поэтому и ускользает связь между болезнями и образовательными учреждениями. Я смотрю, как обрастают диагнозами бывшие одноклассники дочери и спрашиваю себя, что же еще должно случиться, чтобы их родители осознали, наконец, почему болеют их дети? По сути, школа эффективно выполняет только одну функцию – детской камеры хранения. Но мало кто из родителей задумывается, какой ценой избавляется от своих детей каждый день.

— Неужели в школе нет ничего хорошего, доброго и светлого?

— Есть — люди. Но система успешно выдавливает лучших. И они приходят к нам, в нешколы.

— Что для вас стало «последней каплей», из-за которой вы решили, что ваши дети в школу не пойдут?

— Забавно, но такая «капля» действительно была! Во втором классе учительница дочери снижала ей оценки за отсутствие точки после слов «домашняя работа». Хотя по правилам русского языка точка не ставится после заголовка. И в пятом классе оценку начинают снижать за ее наличие. То есть четыре года в школе детей сознательно учат писать неправильно. «Зачем?» — спросила я у учительницы, и она ответила: «Ну неужели так трудно поставить эту точку?» Эта точка и стала той каплей. Дело в том, что с помощью вопроса «Зачем?» проверяется на истинность любая цель. К тому моменту это был уже мой десятый или пятнадцатый вопрос. И я поняла, что как только этот вопрос задается применительно к обычной школе (неважно даже, частной или государственной), то честный ответ показывает, что ни одна цель, которую бы хотели достичь родители, обучая ребенка, не достигается в школе. Ни одна.

— Если я правильно поняла, то дети, которые ходят в альтернативные школы, прикреплены к обычной школе, просто не ходят в нее, а периодически проходят аттестацию, верно? Возникают ли какие-либо сложности с руководителями школ, с педагогами?

— Обычно альтернативные школы сотрудничают с аккредитованными частными школами, где дети организованно сдают аттестации. Это сводит сложности к минимуму.

 — Насколько затратно семейное образование для родителя с денежной и эмоциональной точек зрения?

— Душевные ресурсы оно точно не расходует, наоборот, повышает. А что касается денег, да, это недешево. Наша семья и другие известные мне семьи тратят около двадцати тысяч рублей в месяц на обучение одного ребенка. Это тьюторы, репетиторы, кружки и секции, частная школа, принимающая аттестацию. Обычно альтернативные школы сотрудничают с аккредитованными частными школами, где дети организованно сдают аттестации. Это сводит сложности с государственными учреждениями к минимуму. Если совсем нет денег, то, на мой взгляд, лучше уж выбирать совмещение форм обучения: очной и заочной. Например, выбирать в школе интересных педагогов, любимые предметы и посещать только их.

 — Чем такие дети отличаются от тех, кто ходит в обычные школы?

— Я не вижу никаких особых отличий. Альтернативные формы – это возможность сохранить здоровье и мотивацию к обучению, но не путь, который однозначно ведет к успеху. Социализируются в обществе такие дети точно так же, как и школьники.

— Есть мнение, что дети обязаны ходить в школу, так как она является подготовкой ко взрослой, зачастую тяжелой жизни. Не получается ли так, что находясь в комфортных условиях, дети не учатся преодолевать трудности?

— А какой такой ценный опыт преодоления трудностей предлагает школа? Опыт буллинга? Опыт использования ненормативной лексики? Опыт ранних подъёмов? Я считаю, что дети, которые учатся сами, в целом как раз более самостоятельны. В школе ведь ни шагу нельзя ступить без команды. Хотя инфантильность вообще-то не зависит от формы обучения.

 — Но учителя получают высшее педагогическое образование, чтобы иметь возможность учить детей. У большинства родителей его нет. Неужели педагогическое образование не нужно? Могут ли родители, не имея педагогического образования, выбирать, чему учить и как учить своих детей?

— Вы удивитесь, но даже федеральное законодательство сейчас не предъявляет к лицам, желающим заниматься преподавательской деятельностью, требования о наличии педагогического образования. Достаточно высшего образования по профильному для специальности предмету. От преподавателей нашей студии нешколы «Вместе» наша аттестующая школа требует высшее образование по профилю.

— Может ли семейное образование стать конкурентом школьного?

— В чистом виде оно никогда не сможет конкурировать с традиционной формой: людей, которые готовы сами учить детей дома, никогда не будет много. Но вот нешколы — да, вполне могут стать серьезной альтернативой, особенно, если государство поддержит.

Фото: http://private-education.ru/school/cooperation