Экология и экологичное развитие дошкольников. Часть 1

Что такое экологичное развитие дошкольников? Что это слово означает и как его интерпретировать по отношению к программам, инструментам развития, подходам развития дошкольников? Эти и другие вопросы во время дискуссии обсудили эксперты: Татьяна Раитина, Марьяна Безруких, Дина Дианова и Дарья Тимощук.

Татьяна Раитина: Здравствуйте, дорогие коллеги, участники нашей дискуссии! Меня зовут Татьяна Раитина, я директор агентства «Атлас-коммуникации». И продюсер, программный директор конференции «Дошкольное образование». Я попрошу моих коллег представиться и рассказать подробнее о сфере своих профессиональных интересов, а также ответить  на первый вопрос: экология и экологичное развитие дошкольников. Почему эта тема сейчас обсуждается вообще в профессиональном сообществе?

Марьяна Безруких: Я директор Института возрастной физиологии. Сфера моих интересов и то, чем я занимаюсь более 40 лет — это рост и развитие ребенка.  На мой взгляд, экология дошкольного детства — это такая ситуация развития, в которой мы либо минимизируем, либо исключаем те факторы риска, которые могут нарушить развитие, нанести вред здоровью ребенка, его физическому и психическому развитию.

Татьяна Раитина: Спасибо. Дарья, расскажите о сфере ваших профессиональных интересов, о вашем центре и что для вас экология, экологичное развитие дошкольника.

Дарья Тимощук: Я основатель и ведущий методист международной сети англоязычных центров раннего развития «Смартфокс». Основное направление нашей деятельности  — это развивающие занятия различной направленности для детей от 6 месяцев до 14 лет, которые проходят с полным погружением в англоязычную среду. Мы не обучаем детей английскому языку. Основной принцип работы это два в одном: развитие определённых навыков по выбранному направлению и освоение английского языка естественным способом, так как это происходит, например, у детей-билингвов. Про экологичность: для меня и для всей нашей сети экологичность — это основной наш принцип и он заключается, в первую очередь, в одной простой фразе: «Не навреди!»

Дина Дианова: Здравствуйте, я Дианова Дина, основатель студии свободного развития — маленького частного детского сада «Зеленое яблоко», который последние пять лет практически сблизился с реджио-подходом, который я изучаю, продвигаю. И, собственно говоря, тема экологичности очень тесно связана с реджио-подходом. Подход был придуман уже более 50 лет тому назад большой обширной группой родителей и специалистов, к ней примкнувших, в городе Реджио-Эмилии. Основной задачей они ставили создание такой системы образования, в которой каждый ребенок со всеми своими особенностями — возрастными, индивидуальными — развивался бы оптимально и развивал те самые качества, которые сейчас в тренде: креативность, умение работать в команде, коммуникацию.  В реджио-подходе основной является концепция среды как третьего учителя. Если вспомнить первичную расшифровку слова экология, это наука о среде, наука о том, как живой организм взаимодействует со средой, как он себя в ней ощущает. И у меня в голове есть некая шкала – от экологичности до токсичности. То есть, в понятие «экологичное образование» есть градация.

Татьяна Раитина: Про токсичность мы еще поговорим обязательно сегодня, потому что  это важный вопрос – там, на другом конце провода, так сказать, действительно находится токсичность. Спасибо большое, а сейчас давайте углубляться в тему.

Надеюсь, Марьяна Михайловна нам в этом поможет. Ситуация такая: в стране огромное количество центров раннего развития, очень много методик – начиная со всем известного Гленна Домана и заканчивая различными другими очень симпатичными на вид, красивыми картинками и прочими яркими обещаниями типа «Воспитание гения» и так далее. Очень много родителей именно по таким методикам занимается, активно друг другу рекомендуют, а профессиональное сообщество бьет тревогу, потому что…Почему, собственно? Что сейчас наука говорит о раннем развитии? Марьяна Михайловна, расскажите нам пожалуйста, что нейропсихологи и нейрофизиологи говорят об этом.

Марьяна Безруких: Если рассказывать о раннем развитии с нейропсихологической и психофизиологической точки зрения —  для этого нужна не одна лекция. Я расскажу о некоторых мифах, которые существуют, и о том, что принимают на веру родители и почему этого не стоит делать.  Миф первый — «после трех уже поздно». Это такое броское название, маркетинговый ход японского журналиста, я подчеркну —  журналиста, не педагога, не психолога, не педиатра — который написал книгу в  70-х годах прошлого века.  И это лишь броское название. Автор все время пишет, что надо учитывать особенности ребенка, следовать за ребенком, помогать ребенку. Фактически ни одна рекомендация, кроме той, что написана на обложке, не устарела. Кроме той,  что касается развития мозга ребенка. Но это неудивительно, потому что книга написана в начале 70-х: прошло больше 40 лет.

Возрастная психофизиология, изучающая развитие мозга ребенка – очень молодая наука. Ей лет 50 и понятно, что за этот период мы узнали много нового о развитии мозга ребенка. Нам точно известно, что «окно» развития мозга не закрывается ни в 3, ни в 4, ни в 5 ни в 6. Сегодня есть данные, что мозг активно развивается, в том числе его морфологические и функциональные возможности, до 25 и дальше. На самом деле, если мозг получает новую нестандартную и сложную задачу, он развивается в любом возрасте. Таким образом, первый миф — «окно» развития закрывается, нам надо быстрее-быстрее успеть показать карточки, выучить столицы.

По поводу столиц и по поводу такой ситуации я недавно как раз читала исторический труд на эту тему. Идея выучить столицу или географические названия — ей лет 200 почти. Сегодня стало понятным, что возможности механической памяти у ребенка очень высоки. Но что это дает? Стимул к развитию? Или создает стрессовую ситуацию, в которой ребёнок оказывается? По ТВ-программам,  которых множество, мы видим, извините, дрессированных детей. Ни к  чему хорошему это не приводит.

Сегодня доказано: стрессовая ситуация возникает у ребенка в процессе развития  неудачи. Это невозможность сделать что-нибудь. Когда требуют, а у него не получается. Еще нет ресурса ни функционального, ни в познавательном развитии, ни в конце концов, развитии мозга. Например, если ребенка очень рано заставляют читать или писать, дают в руки ручку – в итоге сегодня практически нет ребенка, который правильно держит ручку. Ему дают ее до 5 лет и он зажимает ее очень крепко, так как мышцы руки еще не сформированы, а это не просто проблема формирования. Эти проблема сложных когнитивных навыков письма и чтения, это гораздо более глобальная проблема, потому что стресс, который испытывает ребенок от неудач, создает проблемы в развитии мозга и познавательной деятельности. Происходят биохимические изменения на уровне мозга. Этот стресс становится негативным влиянием, которое сказывается на развитии мозга и познавательной деятельности. То есть хотим как лучше, пытаемся подогнать, стимулировать, а получается, наоборот, создаем проблемы в развитии.

Татьяна Раитина: Спасибо огромное, Марьяна Михайловна! Правильно ли я понимаю, что сейчас очень много неэкологичного, токсичного образования в дошкольных организациях, которые вообще мало кем контролируются?

Непонятно, что происходит в частных центрах, особенно дошкольного образования, которые обещают быстрое интенсивное развитие детей. Иногда родители быстро видят эффект. Как раз двести столиц выучивает ребенок или отлично разбирается в картинах – точнее, методично называет художников. То, что вы сейчас сказали можно интерпретировать так: нужно хорошо знать физиологию и нейрофизиологию ребенка, чтобы заниматься таким тонким делом как обучение дошкольника, верно?

Марьяна Безруких: Не буду говорить о нейрофизиологии. И родители, и педагоги очень хорошо должны понимать индивидуальные и возрастные особенности развития. Есть возрастные особенности, но в пределах одного возраста дети имеют свои индивидуальные особенности этого возраста – это важно учитывать. Разница между биологическим и паспортным возрастом может достигать 1,5 года. По паспорту  ребенку может быть 4, а его реальный возраст на 1,5-2 года ниже. И это не нарушение развития, а индивидуальный темп биологического созревания!

Татьяна Раитина: Спасибо! Дарья, а что вы думаете по поводу сложившейся ситуации, скажем так, на рынке образования дошкольного? По поводу государства мы отдельно поговорим – у  частных центров гораздо больше свободы, меньше контроля и сейчас вот ситуация такова, какова она есть. Как вы,  руководитель центра раннего развития, видите ситуацию, как вы можете оценить, интерпретировать?

Дарья Тимощук: С ситуацией на этом рынке я знакома хорошо, так как сама являюсь сетевым  представителем и, конечно же, этот рынок изучаю. К сожалению, ситуация в основном очень печальная. То о, чем сказала Марьяна Михайловна, действительно так. Очень много токсичности, очень много до сих пор гонимся за Доманом,  за тем,  чтобы в детей, простите, напичкать и впихнуть как можно больше информации. Многие родители и специалисты предполагают, что это и есть развитие детей. Хотя зачастую такие подходы, наоборот, могут навредить. До сих пор половина рынка гонится за ранним чтением. При этом Марьяна Михайловна уже сказала про стресс от этого, и дело не только в стрессе. Если немного копнуть в современную науку, посмотреть научно-популярные статьи, результаты исследований (их много), они говорят об одном и том же: к чему приводит раннее чтение, когда это происходит при несозревшем мышлении.

(Обращаясь к М. Безруких) Поправьте меня, если что неправильно скажу.  Суть в том, что если на тот момент, когда он учится читать, учит буквы, цифры, если у него к тому моменту еще не созрело символьное решение, а оно в среднем созревает где-то к 3 годам, а бывает и к 5-6, то при этом ребенок при несозревшем  символьном мышлении запоминает буквы как образы, а не как символы. И существует исследование при помощи ай-трекера (Прим.редакции. Ай-трекер — устройство, отслеживающее взгляд) таких детей, которые учились читать в раннем возрасте и запоминали буквы, как образы, и доказано, что практически невозможно дальше переучиться. То есть мозг на всю жизнь воспринимает буквы как образы, и это очень сильно влияет на процесс чтения, на скорость чтения , на понимание, восприятие. Многие говорят: а вот меня научили в 2 года и я же нормально читаю, нормальный человек…

Татьяна Раитина: Вот я тоже хотела сказать – меня в три года научили, и вроде нормально всё….

Марьяна Безруких:  Когда говорят, что 3 – это ближе к 4. И вы еще не читали, вы начали в 5, потому что это настолько сложный когнитивный навык…. Спасибо, что сказали про исследование ай-трекером. У нас есть исследование,  и жаль не принесла иллюстрации, чтоб показать родителям, как читает ребенок. Хорошо читающий  в 4 классе, и как читает тот, кого активно учили читать в 3 года? Он в 4-м классе читает так, как читали первоклассники. Фокусируя взгляд на каждой букве, много раз возвращаясь –  это беда.

Татьяна Раитина: Правильно понимаю,  Дарья, что есть спрос от родителей, которые не всегда знают психологию, физиологию развития, и этот спрос удовлетворяется компаниями, которые занимаются ранним развитием?

Дарья Тимощук: Там спрос не удовлетворяется. Когда я общаюсь с родителями, я всегда говорю: «К сожалению, должна вам опечалить – если вы решили заниматься  развитием своего ребёнка, вам придется выбрать одно из двух: либо вы это делаете для будущего вашего ребенка, чтобы помочь ему стать успешным, получить навыки, необходимые в будущей жизни. Либо, я это называю, для табуретки». То есть поставить на табуретку перед бабушкой, перед гостями и чтобы ребенок с этой табуретки вещал – 200 стран, 100 выученных слов на английском  так далее.

К сожалению, приходится выбирать – при большинстве экологичных способов развития мозга ребенка, которые действительно помогают, а не вредят ему, быстрых результатов вы не увидите. У частных учреждений есть проблема: родители приводят ребёнка и хотят видеть быстрый результат. Папа хочет видеть, за что он платит деньги, бабушка задает вопросы:  «Вот у соседки Ваня уже читает и сто столиц знает, а вот это он уже говорит по-английски». Вызубрил сто слов и говорит. А здесь ребенок входит к нам в «Смартфокс» и ходит полгода. И он не говорит по английский. Но он совершенно свободно находится час на веселом занятии, где он танцует, веселится, рисует, развивает творческий  интеллект, делает действительно полезные вещи. Весь этот час он понимает поток неупрощенной английской речи. Он не говорит – он начнет говорить постепенно, причем его поправлять не будут, будут хвалить…Но возникает вопрос: «А где результат?» Родители хотят списки выученных слов. Возникает проблема – приходится разрываться, показать результат и пойти вопреки  развитию ребенка…

Татьяна Раитина: Тут, наверное, встает вопрос о профессиональной этике  тех, кто этим занимается. И надо призвать к ответственности как раз профессиональное сообщество, члены которого берутся за раннее развитие. Они должны понимать, какая большая ответственность на них лежит.

Дарья Тимощук: Это еще и вопрос компетенции. У меня высшее педагогическое образование, но всего этого я не получила в вузе. Никакого адекватного понимания о детской физиологии, тем более - о нейронауке, современных исследованиях – ничего не получила.

Татьяна Раитина: Это отдельный вопрос, следующий вопрос нашей дискуссии – по поводу подготовки  кадрового образования. А сейчас я передам слово Дине. Расскажите, что вы думаете про экологию развития, что говорит наука и реджио-подход об этом?

Дина Дианова: Про него так быстро не расскажешь, но расскажу про основу, которая с нашей системой в большей степени связана. Как я говорила, средовая педагогика заключается в том, что дети в садах Реджио Эмилии находятся в пространстве специально подготовленном, где есть масса возможностей. И есть такая концепция «100 языков детей» —  педагогическая метафора, смысл ее в том, что каждый ребенок имеет право выражать себя тем способом, которым он может, хочет и готов выражать. Это не абсолютная вседозволенность, но это концепция, которая предполагает, что пространство вокруг ребенка должно быть наполнено разными возможностями, и в зависимости от того, в какой зоне ближайшего развития находится ребенок. Что ему интересно, что он готов осваивать? Все это происходит в конкретных проектах, проектная деятельность детям интересна, а задача педагога – услышать.  У реджио-педагога как раз основные инструменты — наблюдение и слушание. Есть мощный инструмент — документирование педагогической деятельности. Оно заключается в том, что все время снимают, фиксируют ведут фото и видеозаписи, текстовые записи небольшие делают для того, чтобы затем, после рабочего времени в группе, обсудить зоны их интересов  как групповых (дети объединяются в группы), так и индивидуальных.  Затем включается инструмент — педагогическая провокация: то есть, уже имея понимание об интересах детей в группе, педагоги продумывают, как помочь его реализовать. Там в доступе очень много материала — строительная история, конструктивной деятельности много с материалами – нет готовых игрушек, так чтобы фантазия включалась сразу. Мы не задаем алгоритм, как в Монтессори, в реджио сделано так что над ребёнком не довлело действие, кем-то придуманное

Татьяна Раитина: Есть ли какие-то исследования, которые подтверждают, что реджио-педагогика действительно экологично развивает дошкольников?

Дина Дианова: Исследований много, у нас просто не переведено. Есть две группы, которые с 90-х годов изучали реджио- подход. В Массачусетском технологическом институте и в Гарварде. Есть материалы о результатах.

Татьяна Раитина: Результаты экологичные? Все хорошо?

Дина Дианова: Все хорошо, потому что они экологично как раз развиваются. Нет давления, нет заставления, нет дрессуры. Кстати, по поводу чтения и освоения азов математики и письма — все это происходит  в деятельности, то есть основа — это деятельность, а там уже в определенный момент мы у себя  в «Зеленом яблоке» это видим, что возникает потребность подписать, написать, поздравить кого-то,  и это спонтанное развитие письма. Причем сначала именно письма, а потом чтения.  Мы это видим постоянно на протяжении 12 лет. То, что сказала Марьяна Михайловна, это абсолютно так  в практике и подтверждается. А в зарубежной литературе, кстати, реджио любят когнитивные психологи. Не знаю, знают ли наши зрители о последователях теории Выготского. Наверняка слышали. Когнитивный психолог  Джером Бурно просто не вылезал из садов Реджио Эмилии. Есть такой известный автор теории множественного интеллекта Говард Гарднер. Он тоже постоянно находится там и он возглавляет и программу, где в сотрудничестве с педагогами Реджио Эмилии проводятся всякие исследования.

Вторую часть дискуссии можете прочитать тут.